исторические статьи

Парфюмерное производство

Парфюмерия ведёт свою историю со времён Месопотамии и Древнего Египта. Тем не менее, долгое время она не имела того вида, к которому мы привыкли. Ещё в XVIII в. в Европе были распространены сухие духи – небольшие мешочки (саше), наполненные душистыми травами. Их клали в карман одежды или в платяной шкаф, чтобы вещи пропитались ароматом. Дамы носили подобные саше на шее.

Коробочка саше с ароматом роз

Коробочка саше с ароматом роз

Отдельная парфюмерно-косметическая отрасль сформировалась далеко не сразу. Это происходило из-за сопротивления со стороны аптекарей – они считали, что профессиональные создатели запахов и средств по уходу за телом отбирают у них работу. Действительно, долгое время за обычным мылом, а тем более за кремом или пудрой, ходили в аптеку.

Становление индустрии началось в XVII в. и продолжалось весь XVIII в. По широко распространённому представлению пальма первенства здесь принадлежит Франции, а именно её южному региону – Провансу. На самом деле процесс параллельно развивался и во Франции, и в Германии. Уже в 1709 г. в Кёльне были представлены жидкие духи, по виду напоминавшие современные. По иронии судьбы, запатентованный немцами рецепт получил широкое распространение под французским названием одеколон (дословно – «кёльнская вода»). Потом этим словом станут называть вообще все мужские духи, хотя оригинальный рецепт одеколона состоит из цитрусовых ароматов, бергамота и лаванды. По сложившейся традиции одеколон опять же стали продавать в аптеках. Считалось, что он помогал при отравлениях, тонизировал, а также служил незаменимым дезинфицирующим средством. Настоящим фанатом одеколона был Наполеон Бонапарт, который принимал с ним ванны и добавлял в напитки.

Проблема первоначальных духов заключалась в том, что они были нестойкими. Изготовленные на основе ароматических масел, духи достаточно быстро выветривались. Именно поэтому люди предпочитали саше. Всё изменилось в начале XIX в., когда универсальной основой парфюма стал виноградный спирт. Это дало новый стимул для отрасли и способствовало широкому распространению парфюмерии.

В России долгое время индустрия оставалась неразвитой. Парфюмерией и косметикой интересовались только высшие слои общества, причём они предпочитали импортные образцы. Остальная часть населения довольствовалась печной золой и щёлоком. Делали это так: с вечера разводили золу в тёплой воде и потом настаивали на огне от нескольких часов до суток, периодически помешивая. Полученный щёлок варили с любым жиром (подходило, к примеру, растительное масло) – так делали мыло ещё в древнем Шумере. Этим же щёлоком или дресвой (мелким песком) мыли посуду. Максимум, что могли себе позволить крестьяне, была помада. В ту пору это слово имело иное значение, чем в наши дни. Помада выступала одновременно в роли и шампуня, и средства для укладки волос. Те деревенские, кто переезжал в город и становился там служащим, официантом или приказчиком, стремились придать себе городской облик, за что получали от недавних односельчан презрительное прозвище «напомаженные».

Официант с характерным «напомаженным» пробором

Официант с характерным «напомаженным» пробором

Первые русские парфюмерные фабрики появились в конце XVIII в. Они были маломощными и в основном производили локализованные версии западных оригиналов. Зная тягу русского потребителя к французской продукции, выходцы из Франции начали свою экспансию на российский рынок. Хотя в России были местные производители (так, московские фармацевты Александр Остроумов и Роман Кёлер пытались, как и раньше, сочетать лекарства и косметику в рамках аптеки), символами парфюмерно-косметического производства стали две фамилии – Ралле и Брокар.

Столицей российской парфюмерии стала Москва. В 1842 г. сюда прибыли двое братьев-парфюмеров – Эжен (1814-1865 гг.) и Альфонс (1820-? гг.) Ралле. В следующем году они купили участок земли на Бутырском хуторе (район нынешнего Савёловского вокзала), где открыли небольшую фабрику по производству мыла и свечей. Имевший предпринимательскую жилку Альфонс быстро понял, какие прибыли сулит парфюмерный рынок, и предложил брату перепрофилировать бизнес. С этого момента фабрика начала выпускать духи, пудру и кремы. Продукция братьев Ралле отличалась высочайшим качеством, и уже в 1855 г. они получили почётное звание Поставщиков двора Его императорского величества.

В чём заключался такой исключительный успех Ралле? С одной стороны, он сумел заинтересовать своих земляков-французов, которые выступили инвесторами предприятия. Благодаря связям с родиной Ралле могли получать из Франции все необходимые материалы и новейшие рецепты. Во-вторых, Альфонс Ралле произвёл ряд грамотных маркетинговых шагов. Так, фабрика первой начала выпускать духи для каждого сезона года, причём зимние назывались «меховые духи» (parfum de fourrure). Это название было выбрано неслучайно: «фурур» было созвучно слову «фурор» (неистовство, шумный успех), что мгновенно сделало из «меховых духов» «духи успеха».

Альфонс Ралле

Альфонс Ралле

Кроме того, значительную поддержку Ралле оказали его компаньоны – Фредерик Дютфуа и Эдуар Бо. Первый открыл в Москве собственную стекольную фабрику (сейчас в её корпусах расположился офисный центр «Флакон») и поставлял компаньону самую разнообразную тару для духов и косметики. Второй, талантливый администратор, создал широкую сеть распространителей: агенты Ралле объездили всю Россию, распространяя пробники.

Духи Ралле во флаконах Дютфуа

Духи Ралле во флаконах Дютфуа

Предлагая различные линии продукции, фабрика Ралле применяла клиентоориентированный подход. Для любителей более строгих ароматов выпускался «Королевский Ралле», для гимназисток – «Анютины глазки», для романтичных особ – «Роза – красавица садов» и «Веяние весны».

Флакон из-под духов «Веяние весны» от Ралле

Флакон из-под духов «Веяние весны» от Ралле

Ещё в 1857 г. больной туберкулёзом Альфонс Ралле передал дела своим компаньонам, а сам вернулся во Францию. Совет директоров возглавил Эдуар Бо. При нём в 1899 г. производство переехало в новые помещения на Бутырском хуторе (в районе нынешнего Савёловского вокзала). Сейчас это угол Вятской улицы и 4-го Вятского переулка.

Старые корпуса виднеются за воротами

Старые корпуса виднеются за воротами…

ностальгическое граффити (Вятская улица, 47)

… а на новых выполнено ностальгическое граффити (Вятская улица, 47)

При Эдуаре Бо фабрика Ралле (имя основателя, ставшее брендом, было сохранено из уважения к его заслугам) производила больше трети всей парфюмерной продукции России.

Фабрика Ралле: цех производства духов

Фабрика Ралле: цех производства духов…

Фабрика Ралле: цех производства духов и мыловарения

… и мыловарения

В самом центре города, в непосредственной близости от Кремля, открылся фирменный магазин.

Фирменный магазин Ралле на углу Никольской улицы и Богоявленского переулка
Фирменный магазин Ралле на углу Никольской улицы и Богоявленского переулка

Фирменный магазин Ралле на углу Никольской улицы и Богоявленского переулка. Много лет находится на реконструкции

Ассортимент ещё более расширился и стал включать в себя детские товары (мыло, кремы, шампуни), зубной порошок и первый тональный крем (тогда он назывался «жирная пудра»).

«Зубной порошок» Ралле
«Зубной порошок» Ралле

Зубной порошок…

« Эрнест Бо

… и «жирная пудра»

В 1907 г. главным парфюмером и фактическим управляющем фирмы Ралле стал сын предыдущего директора, Эрнест Бо.

Бо-старший

Если Бо-старший был скорее администратором, то его сын был ещё и талантливым химиком-технологом. Он увлечённо разрабатывал стойкие основы для духов, чтобы они могли держаться как можно дольше, и любил экспериментировать. По воспоминаниям современников, Эрнест Бо первым в России стал добавлять в рецептуру самые неожиданные, в том числе синтетические запахи, чтобы достичь нужного аромата. При нём годовое производство компании оценивалось в 5,5 млн рублей (более 6,5 млрд современных; для сравнения оборот предприятия, работающего в наши дни на основе старой фирмы Ралле – 2,3 млрд рублей, то есть втрое меньше), чистая прибыль достигала 0,4 млн рублей (или около 0,5 млрд современных), а в её штат входило 1 500 рабочих.

Различные новшества появились в годы директорства Эрнеста Бо и в сфере рекламы. Так, он начал выпуск многочисленной печатной продукции, где обыгрывалось название фирмы, а также предложил класть в упаковках рекламные вкладыши с интересной информацией (например, французскими кулинарными рецептами).

русские переводы западных изданий по уходу за телом

Под эгидой Ралле также печатались русские переводы западных изданий по уходу за телом, неизменно добавляя свой логотип и предлагая к техническим новинкам соответствующие средства из своих линеек.

Американские массажные машинки
Американские массажные машинки

Американские массажные машинки были очень популярны в начале XX в., чем не преминула воспользоваться фирма Ралле

Подобные усилия фирмы Ралле были неслучайны: у них имелся очень серьёзный конкурент в виде компании «Брокар». Её основатель, Анри (Генрих Афанасьевич) Брокар (1836-1900 гг.), тоже француз по происхождению, вышел на российский рынок несколько позже, чем братья Ралле. Семья потомственных парфюмеров Брокар, эмигрировав из Франции в США, осела в Филадельфии. После смерти отца бизнес был разделён между братьями, и доля Генриха, как младшего, оказалась слишком мала. В 1861 г. Генрих Брокар перебрался в Россию, где устроился работать на одну из небольших парфюмерных фабрик. Талантливый химик, Брокар разработал метод производства концентрированных духов, который выгодно продал во Францию. На полученные деньги в 1864 г. он снял небольшой участок земли с бывшей конюшней в Хамовниках (недалеко от нынешней станции метро «Парк культуры кольцевая»), нанял двух рабочих и начал свой бизнес.

Поначалу дела шли не очень хорошо. Молодой предприниматель не мог изготавливать больше сотни кусков мыла в день и сам развозил свой товар, тогда как фирма Ралле уже была известна и популярна. В этот момент на помощь Брокару пришла его жена. Она подсказала ему оригинальную идею – выпускать детское мыло, выдавливая на кусках буквы русского алфавита, сочетая идею личной гигиены с обучением грамоте. Зная любовь простонародья к помаде для головы, жена предложила парфюмеру печатать на бумажной упаковке басни Крылова, чтобы те, кто выучил буквы по кускам мыла, мог учиться читать.

Эта продукция получила популярность в провинции и принесла Брокару первые большие деньги. Уже в 1869 г. он смог открыть собственную фабрику в Замоскворечье. Она и сейчас занимает целый квартал между улицей Лестева и улицей Павла Андреева.

 угол улиц Павла Андреева и Люсиновской
 угол улиц Павла Андреева и Люсиновской

Въезд на территорию фабрики (сейчас – угол улиц Павла Андреева и Люсиновской) сильно изменился, но ворота по-прежнему на том же месте

Фабрика Брокара: цех духов
Фабрика Брокара: цех духов

Фабрика Брокара: цех духов…

Фабрика Брокара: цех духов

… и фасовки мыла

После первоначального успеха Брокар осознал, что его ниша – это доступные товары для народа (Ралле ориентировались на более состоятельную публику). Зная, что значительная часть населения неграмотна, парфюмер начал выпускать продукцию, не нуждавшуюся в дополнительной рекламе. Одним из ярких образцов такой продукции стало мыло «Мандарин», ничем не отличавшееся от реального фрукта. Стоило оно дёшево и нередко покупалось как игрушка, а кто-то даже пробовал его на вкус.

«Народное мыло» – гордость Брокара

Одним из самых популярных продуктов Брокара было «Народное мыло», которое впоследствии эволюционировало в широко известное всем хозяйственное, хотя Брокар прямого отношения к этому уже не имел. Оно было очень добротным и стоило всего 1 копейку (около 10 современных рублей), тогда как Ралле продавали такое же по 30 копеек (соответственно 300 рублей). Оттиснутый на куске мыла логотип фирмы одновременно служил ей лучшей рекламой.

«Народное мыло» – гордость Брокара

«Народное мыло» – гордость Брокара

Наряду с популярностью у потребителя мыло Брокара получило правительственные награды за заботу о народном здравии: выяснилось, что в некоторых деревнях до появления «Народного» мыла вообще не было. Не меньшим успехом пользовались детские товары, например, мыла, выполненные в виде животных, такие как «Рак» или «Слонята».

Брокар Фабрика
Брокар Фабрика

Именно Брокар превратил детскую гигиену в забаву. Этому немало способствовала супруга парфюмера, Шарлотта, вырастившая троих детей. Магазины фирмы делали небывалое для той поры предложение: вместе с детским мылом продавалась резиновая кукла для ванной, причём жестяную упаковку от мыла ребёнок мог использовать в качестве лодочки. Нередко эти брокаровское мыло использовали в качестве новогодних игрушек – так оно сохранилось до наших дней.

Игрушки для ванной были   в России фирма Брокара

Игрушки для ванной были впервые предложены в России фирмой Брокара

Супруги Брокар работали в тандеме: Шарлотта вела все дела и занималась маркетингом, тогда как Генрих полностью сосредоточился на разработке новых видов продукции. Постепенно молодая фирма стала одним из лидеров российского рынка и начала наступать на пятки компании Ралле. Нередко Брокар копировал эстетические особенности и рыночные ходы конкурента, как бы передразнивая его. Если у Ралле на плакатах боярышня была задумчивой, а боярин надменным, то у Брокара все были довольными и весёлыми:

Рекламные плакаты Брокара
Рекламные плакаты Брокара

Рекламные плакаты Брокара иронизировали над аналогичными у Ралле

Когда у Ралле предложили косметические наборы из пяти предметов за 2 рубля (примерно 2 500 современных), то Брокар тут же «выбросил» на рынок набор из одиннадцати предметов за 1 рубль (соответственно около 1 200 современных). Расчёт на большое количество клиентов при низкой цене сработал: в день открытия с утра и до обеда было продано свыше 2 000 наборов. После этого пришлось вмешаться полиции, так как покупатели штурмовали магазин. Вызывать наряды приходилось и в дальнейшем. Так, на промышленной выставке 1882 г. эксцентричный Брокар сделал у своего павильона фонтан, бивший цветочным одеколоном от фирмы. Набежавшие клиенты, расталкивая друг друга, принялись окунать в фонтан пиджаки, а потом полезли сами. Лучшей рекламы и придумать было нельзя!

 «Календарь москвички»

Тот самый набор от Брокара

Зная, что у Ралле выпускают печатную продукцию со своим логотипом, фирма Брокара заказала Владимиру Россинскому, лучшему в то время дизайнеру-рекламщику, знаменитый «Календарь москвички». В нём в картинках и стихах обыгрывалась продукция Брокара на каждый месяц года.

главный офис Брокар
главный офис Брокар
главный офис Брокар

Главный офис Брокара на углу Никольской улицы и Большого Черкасского переулка
Главный офис Брокара на углу Никольской улицы и Большого Черкасского переулка

Главный офис Брокара на углу Никольской улицы и Большого Черкасского переулка. Сейчас это Никольская, 2 / Большой Черкасский, 10

Высшей точкой развития фирмы стало получение в 1913 г. звания Поставщика двора Его императорского величества. Поводом для этого послужил выпуск фирмой Брокар духов «Любимый букет императрицы», приуроченный к празднованию 300-летия дома Романовых.

Развитие бизнеса (после смерти основателя он перешёл к его вдове и сыновьям Александру и Эмилю) впечатляло: если в 1874 г. фабрика выпускала 1,5 млн кусков мыла в год, то через сорок лет, в 1914 г., 35 млн кусков. За этот же период производство духов выросло с 0,3 млн флаконов до 4,3 млн флаконов. Начав с 12 000 рублей (примерно 18 млн современных), капитал фирмы за полвека увеличился до рекордной отметки 8,3 млн рублей (более 10 млрд современных), всё-таки обогнав Ралле.

Революция 1917 г. заставила двух гигантов рынка покинуть Россию. Обе фабрики были национализированы: «Ралле» превратилась в «Свободу», а «Брокар» – в «Новую зарю». Наследники Генриха Брокара спасли часть своих капиталов и вернулись на историческую родину. Во Франции они снова занялись коммерцией, но повторить прежний успех не смогли, чего нельзя сказать об Эрнесте Бо. Приехав в Париж, он познакомился со знаменитой Коко Шанель, предложив ей своей услуги в качестве парфюмера. Шанель, подруга Игоря Стравинского и любовница великого князя Дмитрия Павловича, быстро нашла общий язык с московским парфюмером. Узнав о её желании создать собственный уникальный аромат, Бо подобрал 80 различных запахов, смешивая которые он получил целую линейку духов. Её Шанель разослала самым именитым людям в мире моды, и единогласное признание получил пятый номер. Чтобы флакон не отвлекал внимание от самого аромата, Бо предложил Шанель сделать его в форме русского водочного штофа – прямоугольника с квадратной затычкой. Так на основе опыта московской компании Ралле возникли всемирно известные духи Chanel.

Наследие Брокаров тоже не было забыто. Их главный парфюмер Огюст Мишель, оставшийся в СССР, возродил «Любимый букет императрицы» в виде знаменитых советских духов «Красная Москва».

Любопытно, что Ралле и Брокар, несмотря на то, что помнили о своём происхождении, быстро обрусели, пользовались русским языком и проявляли неподдельный интерес к делам на своей новой родине. Представители обеих компаний активно занимались благотворительностью. Их рабочие, помимо зарплаты, получали наборы продукции, которую сами делали. При этом, что примечательно, если сотрудники Ралле хотели покупать у Брокара (и наоборот), хозяева возмещали им часть расходов. Эрнест Бо, уже живя в Париже, тосковал по Москве, где родился и вырос, и признавался, что основу для лёгких ароматов Chanel ему дал воздух русского Севера, который он помнил ещё по жизни в России.

Обе фабрики пережили Советский Союз и продолжают работать и в наши дни. В память об основателях «Новая Заря» добавила к своей торговой марке фамилию «Брокар», а на корпусах «Свободы» появилось ностальгическое граффити с логотипом поставщика двора Ралле.

 

Игорь Баринов
при поддержке Target Global и Target Asset Management

Добавить комментарий

Читать также